Интервью: создатель NieR о сотрудничестве с Platinum Games, творческих надеждах и алкоголе

Вышедший весной ролевой экшен NieR: Automata продаётся намного лучше, чем его предшественница 2010 года, и получил более высокие оценки прессы и игроков. Отчасти успех объясняется сменой разработчика: после закрытия токийской студии Cavia Йоко Таро (Yoko Taro), создатель серии Drakengard, ответвлением которой выступает NieR, решил временно присоединиться к осакской Platinum Games. В недавнем интервью с изданием Game Informer геймдизайнер признался, что хотел бы ещё раз поработать с авторами Bayonetta, Metal Gear Rising: Revengeance и Vanquish.

«В Platinum Games работают очень талантливые люди, это уникальная студия, — отметил Таро. — Со стороны создаётся впечатление, будто там всем заправляют Хидеки Камия (Hideki Kamiya) с несколькими ветеранами индустрии, но если заглянуть внутрь, понимаешь, что это совсем не так. В этом коллективе на ключевых позициях трудится много по-настоящему увлечённых и опытных, несмотря на молодость, разработчиков. Все они не боятся сойти с проторенного пути и заявить о том, чем хотят заниматься и какими видят будущие игры. Руководители компании как будто стоят уровнем ниже. Это потрясающая студия — редко где увидишь такую перевёрнутую структуру».

Сотрудничество Таро и Platinum Games оказалось в высшей степени взаимовыгодным: NieR: Automata буквально спасла студию от закрытия, о чём Камия рассказывал в августе. Впрочем, создатель Drakenguard считает, что руководитель преувеличивает, чтобы ободрить команду разработчиков. «Думаю, он просто пытается быть дружелюбным и поддерживать нас, — сказал Таро. — Нам тоже есть за что поблагодарить их — в частности, за работу всех тех молодых сотрудников, о которых я говорил. [Благодаря NieR: Automata] они получили возможность показать свои способности и существенно развить их. Я и моя команда должны сказать им огромное спасибо. Они прекрасно справились с задачей».

Square Enix уже начала формировать команду разработчиков новой части NieR, но подробности пока держатся в секрете. По словам Таро, окончательные решения ещё не приняты. «Я обсуждал вопрос дальнейшего сотрудничества с молодыми ребятами из Platinum Games, — сказал он. — Было бы здорово снова работать вместе. Я также говорил об этом с нашим продюсером со стороны Square Enix Йосуке Сайто (Yosuke Saito). С другой стороны, если Square Enix обеспечит финансирование, я сделаю всё, о чём они попросят».

В том же интервью геймдизайнер рассказал о своём прошлом и трудностях разработки NieR: Automata, а также поделился откровенными подробностями творческого процесса.

Увлечение видеоиграми для Таро началось с аркадных автоматов. «Тогда игры были уделом хулиганов и трудных подростков, поэтому я, будучи отаку, испытывал ужас, когда играл», — припомнил он. Среди любимых проектов из прошлого он выделил Gradius (аркадные автоматы), Ico (PlayStation 2) и Ikaruga (Dreamcast).

После расформирования Cavia серия NieR как будто умерла. Каково было вернуться к работе над ней?

«Мне казалось, что после выхода Drakenguard 3 все устали от моих игр, и я не хотел продолжать работать. Я задумывался о том, не стоит ли мне уйти в горы и прожить остаток жизни отшельником или что-то в этом роде. Как раз в это время мистер Сайто, уставший от работы над Dragon Quest и не слишком ясно мысливший, решил дать мне ещё один шанс с NieR. Вот так появилась NieR: Automata. Я сам до конца не понимаю, как это случилось».

В ваших работах часто затрагиваются темы человечности и смерти. Что интересного вы в них находите?

«Смерть в видеоиграх присутствует всегда. Обычно эта тема сопряжена с убийством противников. И разработчики, и геймеры всегда думают о смерти, поскольку это неотъемлемая часть игр. Как правило, я не замахиваюсь на раскрытие каких-то грандиозных тем вроде отношения людей к жизни или чего-то такого. Я хочу, чтобы мои проекты заставили пользователей задуматься о том, почему они играют в игры и как они к ним относятся».

В ваших играх всегда несколько концовок. Как вы мотивируете геймеров увидеть их все?

Знаете, мне не кажется, что игрокам необходимо знать все варианты финала. Я не делаю ничего для того, чтобы они к этому стремились. […] Некоторым достаточно посмотреть одну концовку и остановиться, а другие вообще забросят игру на середине. Это нормально, и я рад, что люди могут поступать так, как им нравится. Структура концовок в моих проектах такова, что каждая из них — от А до Е — привносит какой-то новый слой. Если вы доберётесь до финала одним способом, получите один ответ. Если продолжите играть после этого, ваше понимание углубится. Тем, кто хотят добраться до последней концовки, я советую пойти ещё дальше и предложить собственные интерпретации, включить воображение».

Вы никогда не скрывали своей любви к алкоголю. Это часть вашего творческого процесса?

«Я всегда употреблял алкоголь в больших количествах. Когда я писал сценарии к предыдущим проектам, я заметил, что больше всего людям нравятся те фрагменты, которые я написал в состоянии опьянения. Я недоумевал, почему так происходит. А потом понял. Когда я выпиваю, я слегка глупею и перестаю сдерживать порывы. Сейчас я стараюсь пить всегда, когда пишу. Когда я пьян, я начинаю сильнее сопереживать персонажам и даже плакать — их истории кажутся мне невероятно печальными. Потом я засыпаю, просыпаюсь со слезами на лице и понимаю, что писал сценарий. В оригинальной NieR была история о волке и людях в масках. Я помню, что сочинил её, будучи сильно пьяным».

Источник: 3DNews

Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *