Творческая свобода осталась, но краудфандинг больше не нужен: глава InXile о сделке с Microsoft

В этом году калифорнийская студия InXile Entertainment, основанная в 2002-м учредителем Interplay Productions и одним из создателей Fallout Брайаном Фарго (Brian Fargo), потеряла независимость и стала частью Microsoft Studios наравне с Obsidian Entertainment. О том, что эта сделка значит для разработчиков Wasteland 2, Torment: Tides of Numenera и The Bard’s Tale IV: Barrows Deep, руководитель рассказал в интервью Eurogamer.

Wasteland 3

Как и многие независимые студии, в 2012 году InXile заинтересовалась Kickstarter, который тогда вступил в период расцвета. Ей повезло больше многих других: в своё время Wasteland 2 и Torment: Tides of Numenera были одними из самых финансируемых игр площадки (свыше $2,9 и $4,1 млн соответственно). Средства на разработку Wasteland 3 (более $3 млн) тоже были собраны благодаря игрокам, но уже на другой платформе — Fig, одним из основателей которой был сам Фарго. Больше к геймерам студия обращаться не собирается — сделка с Microsoft принесла некоторую финансовую уверенность.

«Скорее всего, мы больше не станем использовать площадки народного финансирования, — сказал Фарго, далее в интервью повторив эти слова уже без тени неуверенности. — Что касается Fig, то на этот счёт я ещё ничего не решил. Сейчас я ежеквартально встречаюсь с [другими руководителями платформы], помогаю оценивать проекты, которые там появляются. Не знаю, продолжу ли я этим заниматься. Пока мы не обсуждали этот вопрос».

Брайан Фарго. Фото wasteland.wikia.com

«В 2012 году, когда произошла революция народного финансирования, [на Kickstarter] вышли мы, Double Fine Productions, Obsidian Entertainment, а позже — Larian Studios, — припомнил руководитель. — В те времена на разработку игр таким студиям требовалось $5–6 млн, так что можно было собрать $3 млн на Kickstarter, ещё пару миллионов через ранний доступ, добавить немного из своего кармана — и вот расходы уже почти покрыты. Но с тех пор бюджеты игр категории, которую мы называем АА, выросли до $15–20 млн. Ситуация сильно изменилась, хотя времени прошло не так много».

Фарго рассказал, что переговоры с Microsoft начались ещё в апреле. Тогда её старший директор по развитию бизнеса Ноа Маслер (Noah Musler), который работал с Obsidian Entertainment во времена разработки Stormlands, предложил Фарго обсудить некую «безумную» идею. Глава InXile признался, что согласился на сделку ради того, чтобы обеспечить своей студии спокойное будущее.

«Я всегда хотел лишь одного — чтобы у моей студии была земля под ногами, чтобы мы могли проводить как можно больше времени за работой над играми, — сказал он. — Такое возможно, если продавать по 2 млн копий каждой игры. Это всё, о чём я беспокоюсь».

Wasteland 3

Впрочем, даже если бы покупка не состоялась, InXile вряд ли оказалась бы в сложной ситуации. «Я умный парень и умею выживать, — похвалился Фарго, когда интервьюер сказал о низких продажах последних игр студии и предположил финансовые трудности. — У меня всегда есть план B, план C и план D. За последнее время сразу несколько крупных компаний предлагали нам контракты, и я держал эту возможность в голове. Мне бы пришлось и впредь развивать нашу бизнес-модель. Мы преимущественно издавали игры самостоятельно и опирались на краудфандинг. Наверное, мы бы использовали оба эти подхода и продолжали делать игры вроде Wasteland 3. Возможно, я бы выполнял какую-то временную работу по контракту. В InXile я постоянно менял бизнес-стратегию, чтобы мы смогли выжить. Думаю, я занимался бы этим и дальше».

Wasteland 3

«Я скажу вам, что не изменилось: чтобы выжить, нужно делать хорошие игры, — продолжил Фарго. — В противном случае ваша студия перестанет существовать — либо потому, что игры не покупают, либо потому, что владелец решит вас закрыть, ведь вы делаете плохие игры. Сейчас, впрочем, у меня больше возможностей предотвратить печальный исход».

За последние годы число сотрудников студии увеличилось: сейчас в офисе трудятся около 70 человек, а ещё примерно 15 работают на удалённой основе. В ближайшем будущем команда должна расшириться на 30 %. В разы штат, однако же, не вырастет: InXile просто «заполняет пробелы» — например, ей давно были нужны специалисты по звуку, освещению и кинематографическим роликам на полный рабочий день.

По словам главы студии, покровительство Microsoft также поможет повысить качество проектов: у InXile появится больше ресурсов и больше времени на разработку. Делать игры по пять лет коллектив не собирается, но теперь не возникнет ситуаций, когда завершать работу приходится второпях. Редмондская компания по-разному помогает в разработке: к примеру, её команда тестировщиков может облегчить работу над какой-нибудь возможностью вроде поддержки геймпадов. При этом владелец не диктует студии собственные правила: разработчики сами решают, какими проектами заняться. Таким образом, среди будущих игр команды, отметил Фарго, могут оказаться и изометрические.

«Microsoft выбрала нас в том числе из-за нашей эффективности, — отметил он. — Взять, к примеру, The Bard’s Tale IV: Barrows Deep: 50-часовую игру с 350 озвученными персонажами и ста минутами музыки сделала команда из 35 человек. Неслыханно. А когда начинаешь думать, что получилось бы, будь у нас ещё 15 человек и лишние три месяца…».

«Я основал Interplay в 1983 году, и только сейчас впервые за всю свою карьеру могу на сто процентов сосредоточиться на разработке игр, — признался 55-летний геймдизайнер. — Всё это время я вёл переговоры, искал деньги, гнался за выгодными контрактами, только чтобы наша деятельность продолжалась. Сейчас я могу получить необходимые ресурсы и распланировать работу в долгосрочной перспективе».

The Bard’s Tale IV: Barrows Deep

Не стоит ждать от InXile дорогих блокбастеров: Фарго отметил, что студия лишь постарается сократить разрыв между проектами классов ААА и АА. Полностью устранить его, уверен он, невозможно. «Допустим, мы выпустили игру вроде The Bard’s Tale IV: Barrows Deep и пытаемся привлечь внимание геймеров, хвастаясь тем, что в нашей команде всего 35 человек, а игра стоит какие-то $35, — пояснил он. — Но они продолжат играть в The Witcher 3: Wild Hunt, им будет всё равно. Нам нужно пытаться сократить этот разрыв, вместо того чтобы объяснять, [почему наша игра хуже]».

Фарго заверил, что не покинет компанию после выхода Wasteland 3, как планировал до сделки. Также он уточнил, что команды InXile и Obsidian будут работать по отдельности — соединять их в одну не планируется.

Руководитель в очередной раз подтвердил, что сделка с Microsoft не помешает студии выпустить Wasteland 3 на PlayStation 4 (релиз на всех трёх платформах запланирован на 2019 год). Кроме того, на этой консоли всё ещё может появиться The Bard’s Tale IV: Barrows Deep. До недавнего времени студия работала над неанонсированным проектом, который, возможно, получит одобрение Microsoft.

Источник: 3DNews

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *