Пиво, жертвоприношения, мумии: правда и вымысел Assassin’s Creed Origins (18+)

Конечно же, игры — выдумка, и всё в них понарошку. Как бы ни пыжилась Ubisoft, Assassin’s Creed не даёт исчерпывающего представления о средневековом Константинополе, о звенящем гильотинами и «Марсельезой» Париже и викторианском Лондоне. Но в Origins, несмотря на условности вроде дрона-орла и сыплющихся из врагов циферок, авторы выходят на новый рубеж. Они не просто используют древние города и оазис Сива как декорации, а превращают их в виртуальный музей. Режим «Экскурсионный тур» лишь подтверждает, что теперь всё серьёзно. Мы разобрались, насколько именно.

Герои и люди

Что такое Египет I века до нашей эры? Разработчики выбрали уникальное время и место в истории, где причудливо смешались уклады эпохи фараонов и энергичная культура завоевателей-греков. Чтобы понять, о чём речь, достаточно взглянуть, как египетское искусство, каноны которого оставались почти неизменными со времён строительства пирамид, соседствуют в игре с греческими статуями, модой в одежде и архитектуре. Или сравнить две столицы, заботливо воссозданные в мире Assassin’s Creed Origins. Город Мемфис, строившийся более тысячи лет, и Александрию, всего за два поколения превращённую царями Птолемеями в самый крупный мегаполис древности с полумиллионным населением.

В этом столкновении цивилизаций Байек представляет архаичный Египет, который живёт в ритме разливов Нила и ждёт милости от старых богов — Амона, Осириса, Гора. Героя пафосно величают защитником страны, хотя накладывающее на него эту обязанность слово «меджай» поймёт не каждый. Так называлось нубийское племя, издревле поставлявшее наёмников в армии фараонов. Пиопи I вынудил нубийцев делиться рекрутами на постоянной основе. В итоге чернокожих воинов набралось так много, что, по словам египтолога Джеймса Брэстеда, для обывателя слова «солдат» и «меджай» превратились в синонимы.

«[Меджаи] превратились в миф, иероглиф на камне, воспоминание об эпохе, когда пирамиды были большими»

Изначально предки Байека несли пограничную службу и выбивали дань из соседей Египта. Они не были первыми полицейскими, охранниками царей или гробниц — с этим до поры прекрасно справлялись местные жители. Но ничто не вечно: чехарда правящих династий, голодные смуты, анархия — в таких условиях нубийцы стали просто незаменимы. Два их качества, отвага и дисциплина, пригождались там, где правители наводили порядок, пытаясь наладить мирную жизнь. Один из таких объединителей страны оставил красноречивую надпись:

«Ребёнка не убивали возле матери и мужа возле жены. Не было злоумышленников. Когда наступала ночь, спавший на дороге воздавал мне хвалу, ибо он был как у себя дома: страх перед моими воинами был его защитой».

Согласитесь, отличная реклама для крестьян и ремесленников, ищущих, куда бы податься из депрессивной местности.

Фигурки меджаев из египетской гробницы времен XII династии

К защите культовых сооружений меджаев пристроил фараон Эхнатон. Это известный реформатор религии: он упразднил традиционный пантеон и впервые в человеческой истории узаконил веру в единого бога. Однако его деятельность вызвала протесты, особенно среди старых жрецов, поэтому использовать храмовую стражу для охраны своих святилищ царь не мог. Он поручил задачу нубийцам (благодаря находкам учёных мы даже знаем имя их капитана — Маху). После смерти Эхнатона его город, статуи и храмы были уничтожены, а отряды меджаев — распущены. Но их снова собрал Рамсес II. И не прогадал — они спасли ему жизнь в битве при Кадеше. Словом, боевой путь что надо.

Однако во время событий Assassin’s Creed меджаев и след простыл. Они превратились в миф, иероглиф на камне, воспоминание об эпохе, когда пирамиды были большими. Естественно, македонские цари Птолемеи предпочитали, чтобы их охраной и полицейской службой занимались греки — пусть бы даже и наймиты, прибывшие за длинной драхмой с другого берега Средиземного моря. Вот почему Байек в игре — последний представитель своего рода. В этом он не одинок: царица Клеопатра, которая пытается использовать темнокожего убийцу в своих целях, тоже рискует стать последней из правящей династии. Хотя, в отличие от главного героя, она представляет совсем другой Египет — обновлённый, бурный и переменчивый.

Этот этап начался, когда один из товарищей Александра Македонского превратил плодородные берега Нила в свои владения. Египтянам давно не хватало такого вождя: проведя много лет на войне, Птолемей презирал роскошь, уважал местные обычаи и обустраивал страну, используя греческие технологии. Но природа отдохнула на его потомках. Стремясь сохранить власть и богатство внутри семьи, они заключали кровосмесительные браки, старательно избегая связей с египтянами. А население бунтовало: невесть откуда возникли «настоящие» фараоны в народе цитировали антигреческие пророчества вроде «Оракула гончара».

«[Птолемей XII] женился на собственной сестре, казнил одну из дочерей, довёл до самоубийства брата, просадил казну на развлечения и взятки»

Тем удивительнее, что изображённая в Origins Клеопатра славилась не только красотой, но и разумом — по крайней мере, она первой из македонских владык удосужилась выучить египетский язык. Хотите понять, почему её слава и интеллект кажутся едва ли не чудом — взгляните на её отца, Птолемея XII. Женился на собственной сестре, казнил одну из дочерей, довёл до самоубийства брата, просадил казну на развлечения и взятки, привёл на родину легионеров Авла Габиния, которые учинили здесь грабежи и погромы. При этом сами римляне царя всея Египта не видели в упор: известно, что чиновник Марк Порций Катон дал ему аудиенцию, сидя на горшке. Так что родитель великой женщины выставил себя абсолютно порочной личностью.

Клеопатра в Assassin’s Creed Origins

Но он успел составить завещание в двух экземплярах — один хранился в Александрии, а второй должен был попасть в сенат Рима, который выступал гарантом соблюдения воли покойного. До Италии копия так и не добралась из-за гражданской войны между сторонниками Юлия Цезаря и Гнея Помпея. Папирусом завладел последний. Что сообщалось в документе?

По воле царя соправителями Египта должны были стать его дети, малолетний Птолемей XIII и Клеопатра. Но фактически страной руководили временщики: придворный евнух Потин, философ Теодат и военачальник Ахилла — тот самый Орден Древних, с которым сражается Байек. Не желая мириться с ролью марионетки в руках заговорщиков, Клеопатра открыто выступила против брата и покинула Александрию. Тем временем Потин и Ахилла расправилась с Помпеем, который искал у них защиты после поражения при Фарсале. Так они хотели угодить Цезарю, однако эффект оказался прямо противоположным — полководец разозлился, поскольку уважал своего соперника и не желал ему подобной участи. Над Египтом нависла тень очередной войны. С другой стороны, его озарила искра, пробежавшая между римским политиком и Клеопатрой.

Цезарь в Assassin’s Creed Origins

Именно в этом клубке интриг развивается сюжет Assassin’s Creed Origins. Как видим, под рукой у разработчиков были и выразительные личности, и события с их участием. Практически готовая драма, описанная не раз и со всех ракурсов. Чего не хватает для полной картины? Правильно, соответствующих декораций.

 

Мир и предметы

Изобразить древний Египет в игре гораздо сложнее, чем революционную Францию или Англию с выпивающим в пабе Диккенсом. По той простой причине, что от большинства памятников не осталось камня на камне. Но не беда: на помощь дизайнерам пришли историки, с которыми Ubisoft активно сотрудничала. Благодаря экспертам на пирамиды вернулась облицовка, засверкали в лучах солнца позолоченные навершия, покрытые иероглифами. Рисунки, рельефы и надписи обрели первозданную пестроту, а сфинкс в Гизе остался с носом.

Навершие пирамиды в игре и в музее

Стёртые с лица земли города удалось восстановить по другим памятникам — например, моделью для храма Пта послужило аналогичное сооружение в Карнаке. Немного рендера — и вот Байек идёт по аллее сфинксов к гигантским статуям Рамсеса II, за которыми возвышается разделённый надвое пилон, расписанный охрой, киноварью и лазурью. Подобным образом египтяне украшали не только святилища, но и обычные жилища — не стоит думать, что народ, первым догадавшийся закусывать пиво вяленной рыбой, тоскливо прозябал во мраке. Особенно в Мемфисе, который был центром ремесла и торговли.

«Берега Нила тогда давали больше зерна, чем Сицилия и Крым вместе взятые»

Здесь изготавливали ткани, глиняную посуду, папирус, собирали мёд и делали из воска свечи, а также выращивали финики, пшеницу и ячмень. Греки здорово помогли местным крестьянам, предложив им вместо устаревших шадуфов архимедовы винты и сакии. Одним из первых центров «переоборудования» стал родной оазис Байека — Сива. Берега Нила тогда давали больше зерна, чем Сицилия и Крым вместе взятые: Рим подчинил эти земли не из-за красивых девушек и не из принципа, а ради хлеба и других природных богатств.

Но как жил простой народ? На этот вопрос помогают ответить раскопки городка ремесленников в Дейр эль-Медине. Посмотрим на прошлое глазами археолога:

В городах низкие дома простолюдинов из необожженного кирпича, крытые тростником, были настолько тесно скучены, что стены часто соприкасались между собой. Грубо сколоченный стул, один или два голых ящика и немного простых глиняных сосудов составляли все убранство небольшой лачуги.

Теснота никогда не была поводом для уныния: те же ремесленники развлекали себя анекдотами, песнями и распитием вина или скабрёзными картинками (не всё же подвиги царей в гробницах рисовать). Они могли прогулять работу из-за удачно забродившего пива или ссоры с женой — попробуйте «отмазаться» похожим образом от своего начальника в офисе.

Именно таким, ярким и полным эмоций, предстаёт Египет в Origins. Это не мрачное место, где люди только и делают, что готовят собственные похороны. Хотя загробной части своего существования египтяне уделяли немало сил и размышлений. Трейлеры демонстрируют непременный атрибут их культуры — мумификацию. Чтобы подготовить покойника к странствию в потустороннем мире, его тело бальзамировали, а внутренние органы складывали в четыре сосуда (канопы): отдельно печень, желудок, кишечник и лёгкие.

Египтяне тщательно пеленали мумии в ткань — игра позволяет увидеть, как это происходило

Пестрота быта вовсе не означает, что жизнь была безоблачной. Труд в поте лица, поборы и нападения диких животных тоже показаны в игре — например, в миссии, где ассасин разыскивает тела убитых бегемотами людей. Ещё большую угрозу представляли крокодилы. В челюстях хищной рептилии закончил свой жизненный путь мальчик-царь Птолемей XIII, а сколько они загрызли крестьян, живущих на берегах Нила — представить страшно.

«Герой использует арсенал египетских воинов, включая палицы, топоры и серповидный меч — кхопеш»

Знания о прошлом пригодились разработчикам не только в архитектуре и повседневности, но и для изображения Байека. Герой использует арсенал египетских воинов, включая палицы, топоры и серповидный меч — кхопеш. Но поскольку меджаи во времена Клеопатры исчезли, это открывает простор для фантазии в дизайне одежды и даже татуировок, на одной из которых мы рассмотрели то ли «пасхалку», то ли анахронизм — христианский «ихтис». Впрочем, куда там мелким каракулям до поездок на единороге и других глюков «Анимуса», которые возрождают чудовищ.

 

Боги и мифы

«Мы спрячемся, словно Амон, наш покровитель», — объясняет Байек сыну, когда учит мальчика скрываться в тенях. «Отправляйся же к Анубису!» — рычит меджай, расправляясь с очередным врагом. «Владыка Дуата заждался тебя», — говорит он, разбивая голову лжеоракула Медунамуна. Но что за божества скрываются за этими именами? Имеет ли их изображение в игре хоть что-то общее с тем, во что на самом деле верили древние египтяне?

Слева направо: бог Хнум, фараон Сети I, бог Амон. Роспись из гробницы Сети I

Начнём с Амона, «сокрытого бога небес», с которым сравнивает себя Байек. Он — один из столпов пантеона, и удостоился таких пафосных титулов как «Отец всех богов и людей», «Великий бог предвечный», «Не имеющий подобия в образе своём» и «Царь Царей». Именно на родине героя, в оазисе Сива, располагался один из самых крупных храмов Амона — статуи с головами баранов тому свидетели. Здесь, если верить античным историкам, жрецы провозгласили Александра Македонского законным фараоном Египта, тем самым решив судьбу всей страны.

Ведь фараон — не просто полководец и политик, не обычный человек, волею судеб оказавшийся на престоле. С момента зачатия Амон наделяет правителя божественной природой — именно она помогает ему поддерживать священный порядок маат. В Origins же юный Птолемей нарушает свои прямые обязанности, связавшись с Орденом Древних. От них ничего хорошего ждать не стоит — это стало ясно ещё в одном из трейлеров игры, где таинственный злодей в маске обращался в кобру.

«Для благополучного перехода в иной мир нужно соблюсти сложные ритуалы и подготовить тело — иначе надежды на перерождение не будет»

В сердце египтянина рептилия вселила бы настоящий ужас: она олицетворяет древнее божество хаоса, змея Апепа. Апеп — злейший враг Солнца-Ра, а значит, враг маат и жизни как таковой. Чуть позже, Медунамун признается — Орден Древних пытается забрать силу богов себе, покушаясь на основы мироздания. Поэтому связь Птолемея с Орденом так опасна: о каком сохранении порядка вообще может идти речь, когда царь сотрудничает с агентами Хаоса?

К счастью, предвечный Амон покровительствует не только фараонам: он ещё и защитник простого народа, всех обиженных и обездоленных, и именно эту ипостась бога воплощает меджай Байек. Обелиск, обнаруженный в поселении Сет-Маат (современная Дейр эль-Медина), где жили мастера и ремесленники, говорит об Амоне так:

«Ты — Амон, покровитель безмолвных, к тебе взывают обездоленные; я молюсь тебе, когда меня настигает горе, и ты приходишь и спасаешь меня»

А сам ассасин так описывает своё дело: «Когда-то мы сторожили фараона, а теперь защищаем весь народ Египта, и заботимся о его благе». Правда, похоже? И так меджай становится проводником божественной воли, сражаясь со злом на его же территории.

Но помощь населению не сводится к истреблению Ордена Древних. Так, в одной из миссий Байек приносит тело погибшего его родным — чтобы похоронили согласно обычаям. В другой меджай расследует покушение на священного быка Аписа, живущего в храме. Казалось бы, мелочи. Но не всё так просто.

Мумия быка в Национальном музее естественной истории (Вашингтон)

Для нас смерть — окончание пути и неизвестность, а для египтян она значит перерождение и новую, лучшую жизнь в загробном мире Дуат. Но для благополучного перехода в иной мир нужно соблюсти сложные ритуалы и подготовить тело — иначе надежды на перерождение не будет. И потому возвращение покойника — поступок крайне значимый.

«Озлобленная богиня убивала всё живое на своём пути, и остановить её смогли лишь хитростью — подмешали в алкоголь красный порошок гематита»

Но что благородного в спасении быка и зачем вообще волноваться из-за глупой скотины? Всё потому, что в животном видели воплощение бога на земле — а это значит, что любое покушение на его жизнь автоматически становилось преступлением против высшего существа и ставило под угрозу сохранность маат. В эпоху правления Птолемеев страну наводнили чуждые влияния — а потому местные, стараясь сохранить старую веру, чтили священных животных особенно рьяно. Греческий историк Диодор Сицилийский рассказывает о том, как в Александрии римский посол имел неосторожность убить кошку. Он поплатился за это собственной жизнью: его растерзала толпа, разъярённая подобным святотатством. Так что история о священном быке — более чем правдоподобна.

Перед троном Осириса. Фрагмент древнеегипетской «Книги Мёртвых»

Вольностью кажется лишь шанс сойтись в бою с богами, которую Байек получает в одном из дополнений. Такой сюжет подойдёт какой-нибудь древнегреческой трагедии (или God of War). Но и египтянам подобные мотивы были не чужды. Так, в одном предании боги жили среди людей, и человечество, увидев, что Ра ослаб и одряхлел, задумало избавиться от старика. Владыка солнца, узнав об этих планах, разгневался и отправил к людям львицу Хатхор, воплощение его ярости. Озлобленная богиня убивала всё живое на своём пути, и остановить её смогли лишь хитростью — подмешали в алкоголь красный порошок гематита, из-за чего ненасытная львица перепутала его с кровью, напилась и уснула.

Гораздо чаще боги обращали свой гнев не на людей, а друг на друга: Сет коварно предаёт и убивает своего брата Осириса, а затем затевает войну с его сыном Гором. Люди страдают от божественных распрей, но не дерзают бросить вызов — шансов у них практически нет, ведь человеческая природа, в понимании египтян, не может приблизиться к божественной.

Впрочем, соблазн засунуть уровень с покушением на Анубиса и прочих оказался слишком велик. К счастью, в основную игру включать его всё же не стали, а саму необходимость поднять руку на божество объяснили неисправностью «Анимуса».

Древний Египет очень легко превратить в красочную декорацию, которая не имела бы с реальностью вообще ничего общего. И почти никто не заметил бы подвоха — подробности местной истории хорошо знакомы разве что специалистам, а не обычным геймерам. Но Ubisoft в кои-то веки проделала немалый труд — и из этой Assassin’s Creed действительно можно почерпнуть что-то полезное.

 

Авторы текста: Александр Бурсов, Полина Есакова

Источник: 4PDA

Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *